pavel_vish: (Default)
[personal profile] pavel_vish
Приятно на гражданке встречать флотских. Приятно работать с ними вместе. И ещё приятнее, когда обнаруживается, что мыслим мы одинаково, понимаем друг друга с полуслова - есть такой человек в моём, как говорил Воннегут, корассе.

И вот один из его рассказов "о службе морской…":

В военной гавани латвийского города под липами в один из дней конца августа 73-го стояло раннее и во всех отношениях прекрасное тихое мирное утро. Давно это было, и мы уже никогда не узнаем, какими заботами и делами жил город за глухим и высоким забором, со строгой архитектурой домика КПП и шлагбаумом рядом, сооруженными ещё во времена Петра для сокрытия от вражеских глаз всего, что обычно происходит на всех военных объектах, во всех армиях и флотах любой страны. И ещё для того, чтоб ни одна мышь посторонняя не смогла туда проникнуть.

В гавани кипела работа, Вставшее только что солнце ещё не мешало ни лучами, ни теплом, ни негой матросам драить палубы кораблей до цвета диетического желтка. Мичманам же и офицерам доставляло истинное удовольствие любование этим неизменным, каждодневным и вечным процессом из корабельной жизни. В те далёкие времена кораблей у страны было много, даже очень много, не то, что теперь, когда новая родина… (далее неразборчиво – прим. моё))).

Корабли, уже разбуженные, но ещё сонные дремали на прозрачной воде, засиженной столь же сонными чайками и солнечными бликами, выстроившись в одну широкую тёмную полосу. Первым слева - могучий огромный красавец с хищными обводами, крейсер " Октябрская революция", просто Илья Муромец какой то, далее несколько стремительных эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей изрядная связка, а далее за ними посудины мелкие и для нас мало интересные.

Я, лейтенант Осипов Илюша, дежурный офицер по сторожевому кораблю «Комсомолец Литвы» облачённый в тёмно-синий китель, с пистолетом в кобуре у правого колена - ковбои нервно курят,- с повязкой «рцы» на левом рукаве, контролировал ход приборки и готовился к подъёму военно-морского флага - белого полотнища с синей полосой по низу, серп + молот и красная звезда. Такой он был тогда, нам нравился. Процесс его подъёма является крайне важным событием, несмотря на кажущуюся обыденность ритуала.

Итак, пришло время закончить утреннюю приборку, и на кораблях запели горны, призывая готовиться к построению по "Большому сбору". В 07.50 тишина гавани взрывается колоколами громкого боя и восторгом утренней песни крейсерского горниста – «Большой сбор». Палубы грохочут от топота матросских ног, и через мгновения экипажи замирают вдоль бортов белыми шеренгами, а в воздухе мечутся чайки и истошно кричат с перепуга.

"Равняйсь! Смирно! Равнение на средину!"- ору я во всю силушку своей лужёной лейтенантской глотки, резво бросаю правую ладонь к правому виску (Хорош чертовски!) и печатаю шаг навстречу старпому Кардашу и докладываю, что, мол, построены Родины сыны. Стройные шеренги молодых, здоровых, сытых, отборных и юных, в отличном настроении, мужчин, одетых в рубахи навыпуск и штаны из льна, потрясающей белизны, украшенные синими воротниками, полосками тельняшек на груди, черными лентами бескозырок производят знатное впечатление на любого зрителя, даже того, который видит это представление ежедневно.

На причале возле корабельных трапов уже собираются стайки штабных офицеров и политрабочих. На палубах всё идёт своим чередом, старшины молодые и важные, проверяют всё ли хорошо и ладно, чисто ли, ухожено ли и начищено ли на каждом пацане. Благоухая шипром или Красной Москвой, офицеры шёпотом делятся береговыми впечатлениями.
Что-то меня подспудно беспокоило, чего-то не хватает в привычном порядке вещей. Осматриваюсь вокруг: флаг готов, сигнальщик на месте, горнист с горном у флагштока… Командирская фигура уже маячит на спардеке. Вроде всё, как надо…

Ба!! В строю ДЫРА, как раз там, где должен быть торпедно-минный офицер Данилов Гена - дыра! Ору:" Рассыльный! Бегом в каюту номер 3, Данилова искать!» Через минуту по глазам, которые вернулись запыхавшись, понимаю, что в каюте Генки тоже нет. Шепотом: " Дежурный по низам, командир БЧ-3 с берега вернулся?» - " Никак нет " испуганно шепчет в ответ старый мичман, как будто в чём то виноват. А до подъёма флага три минуты. На причале уже построились: 1 каре- Управление и штаб дивизии, комдив адмирал Гришанов во главе, 2 каре - Управление и штаб бригады миноносцев, комбриг Гуринов во главе, 3 каре - наш комбриг Аркаша Цейтлин, любимец общий и отец родной со своим выводком штабных.

Аркадий подтянут, ухожен, любуется окружающим порядком и его красотой. Но в первую очередь он любуется, конечно же, собой. Тёмные очки на месте, хоть в солнце, хоть в ненастье. И вот из-за башен кормовых артиллерийских орудий появляется фигура командира, он идёт вдоль замершего строя, небрежной вразвалку походкой, чуть подняв к плечу ладонь - благодушен. Но цепкий взгляд корабельного Бога-отца по лицам моряков вдруг видит, то что видел я давно. Ах, Генка! Ну, мерзкий бабник – так и останешься ты по сей причине лейтенантом на пятом году службы.... Оркестры крейсера и других кораблей выдувают "Встречный марш", командир, на глазах утративший расположение духа, сквозь зубы цедит " Здравствуйте, товарищи," и не слушая ответного " Здравия.. ", становится во главе строя. Весь экипаж тут же гаснет и впадает в то же командирское состояние.

Всё замерло на рейде. До подъёма флага 20 секунд.

И ВДРУГ к нашему трапу с рёвом двигателя и визгом тормозов влетела " Волга", жёлтая канарейка на фоне наших серых будней, с шашечками, и присела с перепугу! И замерла. И вместе с ней замерла гавань, замерли корабли, замерли люди, и чайки тоже замерли прямо в воздухе, прямо в полёте от такой невидали и наглости.

Тёмные очки комбрига Цейтлина от изумления упали на подбородок, а дуги остались за ушами (Так быть не может, скажешь ты, но так было!) 08.00 - " Флаг и гюйс поднять!" - флаги всех кораблей начинают движение вверх, на свои, веками положенные, места.

Одновременно вместе с ними начинает медленно открываться передняя дверь такси, и на бетон военного причала опускаются ноги. Две голые волосатые мужские ноги! В тапочках ядовито красного цвета, украшенные ярко-зелёными цветами, женских тапочках...
Весь военно-морской люд, затаив дыхание, ест глазами эти ноги. Вдруг стало тихо, смертельно тихо. Дверь такси открывалась всё шире, и вот выпрямляется почти двухметровая фигура, в белой рубашке, чёрном галстуке, в белоснежной тужурке, опоясанная золотым поясом и офицерским кортиком. В фуражке. Всё. Больше ничего. Кроме цветных трусов, а далее сразу тапочки.

Очки комбрига Цейтлина самопроизвольно с подбородка взлетают вверх, на своё привычное место. ( И так не может быть ? но так было!). Военная гавань рыдает от смеха.
А лейтенант Данилов Геннадий Андреевич стоит на причале у корабельного трапа во всём своём великолепии и плачет, плачет с каменным лицом, слёзные струи текут у него из глаз - он уже знает, что будет дальше. (Но, всего скорее, он плакал от того что был смертельно пьян.)

К вечеру в кают -компании старпом зачитал приказ Командующего флотом об увольнении в запас лейтенанта Данилова Г.А за поругание чести и наплевание на вековые традиции.
Зам по политчасти произнёс пламенную речь о недопустимости…

Не печальтесь о его судьбе. Не всё так плохо в этом мире, пока в нём живут любящие женщины. За воротами Военной гавани гражданина Данилова Генку ждала Лайма, которая тоже плакала. Но только от счастья! А вы подумали - из-за утраченных тапочек?

Profile

pavel_vish: (Default)
pavel_vish

April 2013

S M T W T F S
  1 2 34 5 6
7 8 910 1112 13
14 15 16 17181920
21222324252627
282930    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 12:39 am
Powered by Dreamwidth Studios